Armenian    Russian    English

веб журнал в shoushi.am
       ГЛАВНАЯ | КАРТИНКИ | АРХИВ | ПРОГРАММЫ | О НАС | ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
 


 

 

 

 

 

 

 

 

ШУШИ (обнавлено)
Бакур Карапетян

Прежде, чем спуститься в ущелье, прохожу через старое кладбище. Опрокинутые, искалеченные ударами молотов могильные плиты прикрыты землей и едва показывают обаяние орнаментов и поэзию мавзолеев 18-го – 19-го веков. Помню, в начале 80-ых кладбище еще было целым, о чем свидетельствуют отснятые мною кадры.
Вдруг среди каменных нагромождений увидел обломок с армянскими письменами. На камнях изящный орнамент, крохи могильных надписей. И только сейчас обратил внимание на особняки, появившиеся на территории кладбища. По наущению азербайджанских властей бывшие жители города разломали могильные плиты и заложили в фундаменты строящихся домов. Одним ударом двух зайцев. Уничтожают следы армянских жителей, иранской истории, и одновременно используют как строительный материал. Помню, в советские годы армянские строители из Шуши рассказывали, что местные власти заставляли их ломать армянские могильные плиты и закладывать в стены. Когда я был на освобожденных территориях, армянское население Карвачарского района показывало мне обломки хачкаров, вставленные в стены домов. А в крепости-поселении Царе, который бал родовой столицей князей Допянов, из обломков хачкаров построили школу. Со стен классов глядят на нас пышные и неповторимые мотивы средневековых орнаментов, обломки хачкаров, которые содержат крохи изуродованной истории. Говорят, каменщики были армянами и специально складывали обломки хачкаров лицом наружу, для суда будущих поколений. Я сам их фотографировал и впоследствии экспонировал на выставке в Союзе художников Армении.
Более внимательно изучил обломки старого кладбища Шуши. Зазвучали в ушах удары прошлого, душераздирающие голоса терзаемой, превращаемой в крохи общечеловеческой культуры. И в этом звоне обломки камней вспоминают и рассказывают… Рассказывают трехтысячилетнюю историю непреступной крепости Шуши. Скоро к нам присоединился директор шушинского музея Ашот, и мы поспешили к шушинской тюрьме, откуда должны были спуститься в ущелье. В начале карабахского движения я, по крайней мере, дважды «имел возможность» оказаться в этой тюрьме. В первый раз это было 7-го ноября 1988-го года, когда мы с Галиной Старовойтовой приехали в Шуши и беседовали со скопившимися в Дждрдузе азербайджанцами. Я одновременно вел съемки для телевизионной передачи. Основная тема нашей беседы была стройка, развернутая напротив Дждрдуза на противоположном берегу Хачина, и вообще о противоборстве вокруг Арцаха. За неделю до этого руководитель Азербайджана Абдурахман Везиров, будто специально для обострения ситуации, объявил в своем телевизионном выступлении, что из Дждрдуза к Топхане через ущелье будет перекинут мост и на новом месте будет построен чудесный город. Это вызвало недовольство армян, на которое азербайджанцы ответили погромами в Кировабаде-Гандзаке и других местах. В ответ армяне доставили стройматериалы и технику в Хачин тап, который азербайджанцы называли Топхана, очевидно, имея в виду то обстоятельство, что иранский шах Ага Магамет хан в 1795-ом году отсюда пушками обстреливал Шуши, но после 32-дневной осады ушел грабить Тифлис. Отснятый в Шуши репортаж я планировал показать шушинцам, нашедшим убежище в Степанакерте, и записать их ответы. Это стало бы своеобразным телемостом между двумя частями жителей города-крепости, окончательно лишенными возможности встречаться. Но во время беседы с председателем шушинского райисполкома Джавадовым (его мать была армянкой, и впоследствие шушинские националисты убили ее) появился начальник районной милиции Тагиев. Он сказал, что я стал ему поперек горла, «поскольку несколько раз вел скрытые съемки в Шуши, и таким образом создавал напряженность в межнациональных отношениях, а сейчас находишься под прицелом снайперов из 12 различных точек. Если сейчас тебя убьют, что я должен ответить». Игнорируя мнение председателя исполкома, он приказал следовать за ним, на что Галина Старовойтова ответила, что мы пойдем только в исполком. Вскоре в Шуши прибыл заместитель Министра ВД Рамиз Мамедов, и после пятичасового задержания нас отпустили. Второй раз меня арестовал и отправил в шушинскую тюрьму комендант Степанакертского аэропорта ОМОНовский капитан Гаджиев, однако на фильтрационном пункте русский офицер меня освободил. Я сразу пошел в степанакертский архив и там нашел Дело Гаджиева. Выяснилось, что ОМОНовец Гаджиев несколько лет назад работал в милиции НКО и за взяточничество бал осужден на 10 лет лишения свободы. Бакинское руководство в начале 90-го года выпустило его из тюрьмы и сделало участником анти армянских погромов, и вот за этот «подвиг» присвоили ему звание капитана и отправили в Нагорный Карабах.
После освобождения города-крепости я несколько раз бывал в шушинской тюрьме, где мое внимание привлекли две площадки, вымощенные могильными плитами, привезенными с армянских кладбищ. Здесь были и два хачкара кверху лицевой стороной. Азербайджанские надзиратели каждое утро строили босых заключенных на этих хачкарах, чтобы они попирались до тех пор, пока сотрутся, исчезнут. После освобождения города армянские солдаты по моей просьбе выделили цепями один из еле видневшихся хачкаров.
Только мне позволили преступить порог тюрьмы. Начальник тюрьмы сообщил, что еще в 1996 году хачкары по распоряжению одного высокопоставленного чиновника МВД были вывезены. Это было для меня большой неожиданностью, так как история вновь искажалась.
Ну хорошо, а где они сейчас, - спросил я.
Вы не заметили? Они же у ворот, - ответил начальник.
Мы вышли искать камни. Действительно неподалеку от тюремных ворот были разбросаны хачкары, свидетельствующие о средневековой истории города.
Меня буквально на днях назначили, и не знаю, кто автор этого безобразия, - оправдывался начальник тюрьмы.
Был бы транспорт, я эти обломки в музей бы перевез, - сказал Ашот, директор музея.
С этим я помогу вам, - сказал начальник.
Я осмотрел хачкар. Судя по мотиву орнамента, он, вероятно, относился к 13 веку.
Двинулись в сторону Гунотского ущелья. На ровном, обширном пространстве располагалось старейшее Шушинское кладбище, рядом с армянскими могилами были плиты с латинскими и русскими надписями. В 19 веке здесь хоронили и русских чиновников, служивших в городе. Дерево, выросшее между двумя армянскими могилами, сдвинуло тяжелые надгробья. Но самым большим сюрпризом стали хачкары без дат и надписей, которые уже 10 веков ютятся здесь, на Каркар-Шушинском кладбище. Вероятно, из сотен хачкаров только эти уцелели. Поверхности не обработаны. Первый - расширяется кверху, позволяя расположиться рядом двум крестам. На втором также имеется символ двойственности, но кресты расположены не рядом, а друг под другом. Пары крестов символизируют культ близнецов, и выражают понятие долголетия семья и рода, бесконечности жизни. Странно, что никто не исследовал эти памятники древнего города.
Ашот, показывая на бугры рядом с кладбищем, сказал:
- Эти гробницы относятся к мегалиту. Кто-то, надеясь найти золото, раскопал одну. Я нашел там осколки глиняной посуды, собрал и отнес в музей.
Эти склепы свидетельствуют о том, что благодаря своему положению и естественной неприступности Каркар-Шуши и 3000 лет назад служил армянам в качестве своеобразной оборонительной системы.

Продолжение следует.        




 

© Бакур Карапетян. Все права защищены.
При полном или частичном использований материалов ссылка на www.journal.shoushi.am обязательна.
Дизайн © Вазген Казарян.